Владимир Шляхецкий (konek_gorbunok) wrote,
Владимир Шляхецкий
konek_gorbunok

Categories:

Рассказ о Коньке Горбунке

Выполняю свое обещание не поленится, выкладываю текст здесь. Оригинал в четырех частях на фейсбуке, я сейчас пишу там. Как выглядит ЖЖ начал забывать.

https://www.facebook.com/vladimir.shlyakhetsky/posts/1025171300930675
https://www.facebook.com/vladimir.shlyakhetsky/posts/1025831134198025
https://www.facebook.com/vladimir.shlyakhetsky/posts/1026550760792729
https://www.facebook.com/vladimir.shlyakhetsky/posts/1026879424093196

Начинаю рассказ (не путать со сказкой) про Конька Гобунка

IN THE BEGINNING

На дворе 2010-ый год, или начало 2011-го. Кто-нибудь помнит какими тогда были шахматы? Элита играла однообразные круговики друг против друга. И не занималась ничем другим. Карлсен еще только шел к вершине, Карякин играл за Украину и еще не был знаком с Кириллом, шахматы на глобальном уровне не популяризовывал никто. От слова совсем. Крамник, Гельфанд и компания задолбали всех Русской партией, компьютер закрывал всё больше и больше вариантов, Яковенко "радовал" новинками на 40-ом ходу. В рапид играли за крайне редкими исключениями только в городских клубах, смотреть длиннейшую классику в исполнении тех же самых людей адекватному человеку становилось невыносимо скучно. Гроссы среднего звена прозябали в опенах за копеечные стартовые, большинство из них оставались очень близко к нулю. Кому-то удавалось тренировать, кому-то не удавалось. Кто-то спивался. Что же касается любителей, их выбор был прост - жрать что дают (были и такие, кого это устраивало), либо не есть ничего. И вдобавок ко всему, компьютер открывал совершенно новые возможности - читинг.
В тот момент мне были абсолютно ясны две вещи:

1. Моя любимая игра катится в никуда, в таком виде она неконкурентоспособна в современном мире, а грядущие потрясения профессиональные шахматы могут и не пережить, если не перестроятся.

2. У шахмат хороший имидж и большой потенциал, они могут снова стать популярными и широко любимыми, если перестроятся в духе времени. И я очень хорошо представлял себе в какую сторону они должны развиваться.

Никакого чесс-ньюз, который сейчас читает большинство русскоязычного шахматного мира, тогда не было. Что тоже индикация того как обстояли дела в шахматах. Единственными платформами, на которых можно было к кому-то обратиться были форум чесспро и ЖЖ (livejournal). И вот я стал писать свои идеи в ЖЖ и на форуме чесспро. Говорил простые и естественные вещи, я их говорю и сейчас. О том, что нужно популяризовывать шахматы, и делать это должны шахматисты, что с неба на них ничего не упадет, а популярность шахмат не построишь вокруг чиновника. Что надо рваться в нешахматные СМИ, показать шахматы максимально широкому кругу людей, а не только квалифицированным шахматистам. Что короткие ничьи и длинные компьютерные анализы надоели, и надо с ними бороться. Рассказывал о преимуществах рапида - насколько легче и дешевле организовать рапид-турнир, насколько больше людей захотят и смогут в нем сыграть, насколько он будет менее скучным, чем семичасовая классика в исполнении всё тех же десяти человек турнир за турниром. И предостерегал, что с развитием технологий читинг и компьютерные анализы могут стать смертельными для профессиональных шахмат, что меценаты не вечны, что шахматы в нынешнем (тогдашне) их виде неконкурентоспособны в современном мире, что сама жизнь наконец, стала совсем другой. Излагал с большой уверенностью в себе, но вполне вежливо и корректно.

И тут я столкнулся с непробиваемой каменной стеной. Шахматный мир в то время был очень консервативен. Гроссмейстеров невозможно было убедть ни в чем - они свято верили, что всё так, как должно быть, что ничего менять не надо, что на их век шахмат хватит. И не менее свято верили в свою исключительность. Но главными моими оппонентами оказались даже не они, а советские (точнее совковые) любители, частично - пенсионеры. Главным же аргументом на любое мое предложение было "этого не может быть, потому, что этого не может быть никогда". Для того, чтобы проиллюстрировать уровень сопротивления, я сделаю лирическое отступление.

В советские времена, мой папа и его друг-математик сделали очень интересное изобретение. Собрали, испытали, подали заявку на патент. Патент им не дали, объяснив, что согласно теории, это устройство работать не может. Такая ерунда, как тот факт, что устройство работает, их ни капельки не смутило. И вот повез папа свое изобретение на международную выстaвку в Москву. И оно очень понравилось Александрову, тогдашнему председателю Академии Наук. Настолько понравилось, что он дал папе (точнее, конечно, заводу) медаль Академии Наук, наверно единственную за всю историю отрасли станкостроения. И вот слово за слово выяснилось, что на международной выставке незапатентованное изобретение. И Александров стоит рядом с работающим устройством и звонит в профильный институт, который не дал авторское свидетельство. И они начали ему объяснять почему это устройство не может работать. :) Вопрос был решен следующим способом: - Так, вы не поняли, говорит Александров. Чтобы через два часа было авторское! И оно естественно было. А еще всем советским инженерам на той выставке впервые в жизни подарили приличные костюмы, чтобы не позорить страну. Но это уже совсем другая история. :)

И вот такой "профильный институт" спорил со мной. Одного из моих самых ярых оппонентов тех времен уже нет, но без него рассказ был бы неполным. Его ник был Старый Семен. И всех своих оппонентов я окрестил "старыми семёнами". Как пробивать стену из гроссмейстеров-ретроградов и старых семенов было непонятно. Да и зачем - тоже не так понятно, как в начале. Но тут мне невероятно повезло.

Продолжение следует.

Продолжаю рассказ о Коньке Горбунке.

Весной 2011-го Дворкович привел в шахматы Левитова. Многие помнят его как "федераста", многие помнят только случай с "бедуином", но на самом деле именно он при поддержке Доворковича сдвинул шахматы с точки застоя и дал им толчок в нужном направлении. А для меня его приход был невероятной удачей.

Левитов - человек моего поколения, у него очень похожее восприятие окружающей действительности. И при этом, он был очень далек от шахматного мира и начал разбираться с чистого листа. В том числе, он обратился на форуме чесспро к шахматной общественности и попросил у коллективного разума идеи и предложения. Я соориентировался не сразу, но когда соориентировался, начал излагать все то, что говорил и до этого и говорю сейчас - про необходимость популяризации шахмат и конкретные идеи как это сделать, о преимуществах рапида для организаторов и игроков, о меняющемся мире и необходимости меняться вместе с этим самым миром, чтобы соответствовать. Я оказался один против целого полка ретроградов (только гроссмейстер Голубев меня поддержал только в части рапида). Левитову рассказывали всякие небылицы - о том, что классика - это шахматы и наследие тысячилетней истории и мировой культуры, а рапид - не шахматы вовсе. О том, что федерация существует только для того, чтобы кормить гроссмейстеров. И что популяризовывать шахматы - бесполезное и ненужное занятие, ибо они понятны только небольшому кругу избранных. Но Левитов очень быстро начал принимать мою точку зрения - те простые истины, которые я излагал, стали для него так же очевидны, как для меня. Кроме того, он потихоньку знакомился с шахматным миром, и был о нем того же мнения, что и я.

А мне стало все крепче виртуально доставаться на орехи. Мне говорили, что я никто и звать меня никак, что я ничего не знаю о шахматах и наношу им вред. Я отвечал, что зато у меня есть опыт руководства людьми и проектами, а в шахматах моей квалификации хватает, чтобы разобраться что к чему. Что то, что гроссмейстеры знают как устроен шахматный мир, вовсе не означает, что он устроен правильно и вовсе не значит, что так будет всегда. И повторял свою аргументацию, пытался объяснить, пробивал эту непробиваемую для меня стену. Мое отношение к гроссмейстерам среднего звена и ниже было на тот момент неоднозначным - я все таки вырос в СССР и привык уважать гроссмейстеров. Тем не менее, я видел баг в восприятии мира и себя в нем, свойственный на тот момент подавляющему большинству гроссмейстеров (сейчас процент гроссов с этим багом сильно снизился, жизнь ставит всё по местам). Из его проявлений - таких гроссов, которые всем своим видом демонстриовали, что он гроссмейстер, а любители - никто, было мало. Большинство были вполне приветливы. Но при этом, держались покровительственно, местами это было очень заметно. Я от этого был не в восторге, но держался в рамках сути дела. И точно не испытывал к гроссам как к классу неприязни. Но тут, на фоне потихоньку начинавшихся перемен, у гроссмейстера Красенкова сдали нервы. И он заявил, что я завидую шахматистам, потому что сам бездарь и не стал шахматистом, ненавижу за это шахматы и шахматистов и хочу уничтожить шахматы. Это было таким бредом, что несколько минут я пребывал в состоянии шока. А потом у меня сгорел предохранитель.

"Чтоооо, блин? Завидую? Этим оборванцам? (Не важно насколько про оборванцев соответствовало действительности). Ненавижу? Да кто вы вообще такие? Щенки сопливые, за всю жизнь не сделавшие ничего полезного. Только конем умеете ходить, да и то плохо, я вас в блиц прибиваю по три штуки в день". Подобно тому, как Гендальф Серый стал Гендальфом Белым, Конек Горбунок стал серым волком. С этого момента любое "ты никто в шахматах" автоматически встречалось "а ты никто в жизни", а любое упоминание рейтинга - зарплатой в долларах. При этом, было бы неправильно сказать, что Конек Горбунок ненавидит гроссмейстеров. За многих я болел, некоторыми восхищался. Просто, стал относиться к конкретным гроссам (и некоторым мастерам) так же, как они относились ко мне.

А тем временем, в шахматах начала набирать ход смена вектора. Стало что-то делаться для популяризации шахмат, появилось российское рапид гран-при. Левитов в своих интервью местами практически цитировал меня с форума чесспро. И это были уже не мои, а его мысли. Когда я в первый раз попросил международный рейтинг по рапиду, Левитов ответил, что "мы и обычный обсчитать как следует не можем", но прошло не так много времени, и появились отдельные рейтинги не только по рапиду, но и по блицу. Очень трудно дать количественную оценку, но у меня нет никаких сомнений, что в позитивных переменах, начавшихся в российских и мировых шахматах с приходом Левитова, есть и моя заслуга. (И косвенное подтверждение тому - стоны Прусикина и Игоря Нора о том, что в шахматах победили "грязные копыта Конька Горбунка").

В это же время, набирал обороты чесс-ньюз, который занял пустовавшую до тех пор нишу оперативного новостного русскоязычного шахматного сайта.

Продолжение следует.

Рассказ о коньке Горбунке, часть третья.

Создание и первые месяцы существования чесс-ньюз прошли мимо меня. И в конце 2011-го я неожиданно обнаружил, что есть новостной шахматный сайт, который регулярно читает гораздо более широкая аудитория. Неожиданно появилась возможность, которой раньше не было и в помине - обратиться ко всему русскоязычному шахматному миру. Если за год до этого я пришел на чесспро без ясной цели и без всяких амбиций, то сейчас шахматный мир стал меняться в лучшую сторону, и я хотел в этом участвовать. Задача была непростой - нужно было начинать почти с нуля, не обладая ни высоким титулом ни авторитетом ни большими деньгами. Но с другой стороны, я очень хорошо представлял себе какие возможности дает интернет, и у меня уже был подобный опыт в других интернет-проектах (когда-нибудь я расскажу и об этом). И я решил попробовать пробить эту стену. У меня нет никакой возможности оценить результаты количественно. Но жалобы моих оппонентов-ретроградов (публичные и в личку) на то, что "я наношу вред шахматам" и что во многих начинаниях того времени они видят "грязные копыта Конька Горбунка", вселяли в меня оптимизм - я сам не был в этом уверен, но они считали, что мне удается влиять на события.

Шахматный мир в конце 2011-го был так же консервативен, как и в конце 2010-го. Подавляющее большинство шахматистов считало, что нужно больше "дрочить варианты" (да простит меня женская часть читателей, но из песни слов не выкинешь) и все будет хорошо. Конечно, они все хотели бы спонсора, но ждали, что он должен упасть на них с неба, как и все остальное. Рисков они пока не видели, а преимущества реформ (и особенно увеличения доли рапида в календаре) еще не оценили. Были убеждены, что классики на их век хватит, и любые новые начинания встречали в штыки. "федераста" Левитова клеймили позором у себя в ЖЖ (фейсбук тогда еще не набрал силу) и на форумах вроде "чессглума". О том, что право на профессию им дает существование любителей, у них не было даже мысли. Ну то есть они были, конечно, рады, если за них кто-нибудь болел, но что-то для этого делать - это уже было через чур.

В таких условиях Конек Горбунок появился на чесс-ньюз. И начал говорить то же, что и на чесспро - о преимуществах рапида и ускорения контроля, о компьютерно-ничейном застое и грядущей опасности читинга (тогда тема не была столь горячей, и я ее упоминал лишь вскользь, ставя на первое место закрытие вариантов и умньшение поля творчества), о необходимости популяризации шахмат, о том, что надо обратиться к широким массам. О том, что у любителей шахмат есть деньги и нужно ориентироваться на них. И что меценаты тоже приходят не с улицы, а из числа любителей шахмат. Говорил об этом при каждой возможности, повторение - мать учения. Говорил громко - в интернете, если говорить тихо, тебя никто не услышит, это одна из его особенностей. Апеллировал ко всем - к чиновникам, к шахматистам (как мог убеждал их встать с дивана, не очень надеясь на успех), к любителям. Поддерживал любое хорошее начинание, осуждал ретроградство.

Разумеется, на орехи мне доставалось больше прежнего. Так, Эмиль Сутовский как-то потратил минут пять эфирного времени в своем интервью на то, чтобы рассказать какой плохой Конек Горбунок и как он ничего не понимает. Что и стало (вполне справедливо) поводом (но далеко не факт, что причиной) для присвоения ему звания "шахматный Чуров". Меня ругали в комментариях, ругали на чессглуме, ругали в ЖЖ. Позже мне рассказывали, что гроссмейстеры, просыпаясь утром, открывали чесс-ньюз и ... ругали у себя на кухне Конька Горбунка. :) Выдержать такой прессинг было непросто. Ведение этих бесконечных дискуссий (а оппоненты были готовы спорить до бесконечности, мне же надо было еще жить и работать) съело бы мой мозг. Поэтому, стиль ведения дискуссии был таким: по любой важной теме в первом своем комментарии выдать все самое главное и максимально аргументировать. На первый ответ мне (часто, они уже были с "наездом") - использовать уже всю доступную аргументацию. Далее - включить автопилота пока не отстанут, не отрываясь от инженерной работы на работе. Если было ясно, что не отстанут (как в совершенно клиническом случае с гроссмейстером Туником, который готов спорить сколько угоно и о чем угодно, если надо - меняя точку зрения по ходу дела со словами "ну так я же и говорю" ... Суров это заметил только сейчас и стал давать ему отповеди, для меня же это стало ясно очень быстро, и лучшим ответом ему я считал эпическое "Вы осёл.") приходилось объяснять оппоненту кто он такой. :) Я был от этого далеко не в восторге (я вообще очень мирное животное), но иначе я бы просто утонул в этих бесконечных спорах.

Через какое-то время, у меня появилась поддержка. Как постоянные комментаторы сайта (в большинстве своем - как и я любители шахмат и представители верхушки среднего класса, соответственно, моя аргументация была для них очень убедительной. К тому же, главными нешахматными темами на тот момент были таварищ Сталин и совок, и разумеется мы с ними сходились во мнении, что и то и другое - плохо), так и неизвестные мне любители всё чаще говорили то же, что и я. А в какой-то момент нечто подобное (разумеется, вне всякой связи со мной, но у меня появилось на кого ссылаться) озвучили Грищук ("раздвиньте ворота") и Дреев. А позже - и другие гроссмейстеры. Я уже не был один против всех.

Между тем, проблемы в шахматах (в том числе - читинг) становились очевиднее, а параллельно стало происходить много всего позитивного. Я не уверен в хронологии событий, но: Магнус стал громить элиту, в том числе в абсолютно ничейных позициях, миф о том, что шахматы - это ничья был разрушен, супертурниры стало интереснее смотреть. Появились рейтинги по рапиду и блицу, турниров по рапиду и блицу стало намного больше. Организаторы учились посылать их на обсчет. :) Появились прекрасные турниры в Цюрихе, прекрасные мемориалы Петрова, чемпионаты Европы по рапиду собирали 700 человек. Появилась связка Карякин - Зангалис (и волны зависти и ненависти к "наклейкам" и "этикеткам", я как мог объяснял что такое профессиональный спортсмен, как трудно найти спонсора в шахматах, как много полезного эти двое делают для популяризации шахмат и что у велосипедистов реклама даже на заднице, а у плохих боксеров - на подошвах тапочек), Появились Софийские правила, зиро толеранс и дресскод (какой ужас, бедных шахматистов заставляли не писать короткие ничьи, не опаздывать и прилично одеваться, какая была волна возмущения). И в какой-то момент стали меняться и сами шахматисты, как минимум их часть.

Окончание следует.

Рассказ о Коньке Горбунке - окончание.

Наверно, этому послужил целый ряд факторов. Во первых, перемены стали реальностью, а к реальности привыкают. Шахматисты оценили преимущества рапида и блица, прибавилось возможностей заработать. Кроме того, таблицы крупных рапид-турниров показывали, что в рапид выигрывают те, кто хорошо играет в шахматы. На одном из мемориалов Петрова я стоял рядом с одним из моих самых ярых оппонентов, мы рассматривал таблицу, и вдруг он сказал: - Да, все как говорит Владимир, все сильнейшие наверху. Кроме того, выросло поколение шахматистов, которое не было воспитано на советских мифах и воспринимало реальность близко к тому, какая она есть. И наконец, развитие соцсетей и особенно фейсбука и твиттера давало новые возможности. Если раньше только Сутовский пытался обратиться к шахматной общественности в ЖЖ, то в фейсбуке и на твиттере стали писать многие. Ну и был еще эффект Магнуса и Карякина. Все захотели личных спонсоров и некоторым это удалось. Я могу с уверенностью утверждать, что значительная часть (не знаю сколько процентов, но не меньше трети) профессиональных шахматистов сегодня сильно отличается от того, какими были почти все профессионалы пять лет назад. Разумеется, случаи бывают разные (одна наша израильская сборная старой формации чего стоит), но в целом шахматный мир стал гораздо менее замкнутым, угрюмым и псевдоэлитарным.

А мне становилось всё меньше причин воевать. Рапид вошел в конценсус, турниров стало всё больше (в этом году, например - целых 15 этапов российского рапид гран-при, организаторы оценили все удобства), любителям есть где играть с профессионалами (без необходимости брать недельный отпуск или играть после работы) и иногда с элитой, рейтинги считают, с читингом начали бороться, хотя и не так, как хотелось бы, часть гроссмейстеров обратилась к народу, часть из них - талантливо, Муртас - талантливее всех. В общем, революция, о которой так много говорилось, продолжается. И если меня что-то и держало на чесс-ньюз, то в основном - сила инерции.

И параллельно стало меняться отношение части шахматистов ко мне. Во первых, то, что я говорил, оказалось не таким и бредом. :) Во вторых, многие посмотрели на меня живьем (я никогда не прятался, использовать анонимность всегда казалось мне подлостью, я же всегда готов был повторить каждое слово) и не увидели клыков. :) Возможно, люди заметили, что когда шахматист не сидит на диване, а делает что-то для себя и шахмат, я его всегда поддерживаю. Ну и наконец, эта чертова война на Украине. Там не было ничего хорошего, это очень болезненная для меня тема, но если коротко, то тот факт, что я не поддержал бешенную свору зусмановичей, добавил мне очков в глазах многих шахматистов. (В скобках отмечу, что я был ни разу не счастлив от всех этих разборок, как и от того факта, что в "союзничках" у меня вдруг появилась унылая совковая вата, но я просто честно писал о том, что видел). В общем, всё потихоньку налаживалось.

А потом была история с шахматной федерацией Свердловской Области. Я на всякий случай поговорил с людьми, которые знали о ситуации намного больше, чем я, но в целом картина была ясной - с одной стороны все шахматисты (смущало только присутствие Рашковского, но зато в порядочности Игоря Лысого и Ромы Овечкина я не сомневался), с другой - какие-то мелкие мошенники. Выбор кого поддержать в интересах шахмат был очень простым. Притом, сами шахматисты, конечно, собирались бороться, но совершенно забыли (или недооценили) про такой ресурс, как интернет и чесс-ньюз, который читают все. В том числе, члены Наблюдательного Совета. В общем, я подтолкнул шахматистов к идее обратиться на чесс-ньюз, опубликовать в широком доступе все документы и рассказать о ситуации. А сам поддержал их всеми копытами. И всё оказалось даже проще, чем я думал, понадобился на один раунд меньше. Недалекий гроссмейстер Девяткин до сих пор не верит, что мне за это не заплатили. :) И не понимает почему мне это было интересно. А ведь для меня там были сплошные бонусы. Во первых - я всегда рад поучаствовать в чем-то, что считаю хорошим и правильным. Во вторых, это был редкий шанс показать, что то, о чем я говорю - работает, дистанция была короткой, не годы, а недели и результат очевиден. В третьих, я показал шахматистам две важных вещи - силу и мощь интернета, и что если бороться, то все получится. Кроме того, мне было приято, что сразу после того, как эта история завершилась, организовали чемпионат Свердловской Области по рапиду с участием сильнейших шахматистов, и в него записалось столько любителей, что организаторам пришлось менять игровое помещение. Все таки, как я уже писал в самом начале, популярность шахмат можно построить только вокруг шахматистов. Ну и наконец, шахматисты еще раз увидели, что я не испытываю к ним никакой ненависти, а ненавижу лишь некоторые яления, к счастью, все больше остающиеся в прошлом.

В общем, сейчас у меня за крайне редким исключением прекрасные отношения почти со всеми шахматистами, с которыми я общаюсь в той или иной форме. Есть такой анекдот: "Проститутки города Санкт-Петербург не обижаются на выражение "питерские бляди", они знают, что это не про них". :) В общем, сейчас если мне все таки приходится написать на чесс-ньюз про "синдром слабого гроссмейстера", то мои знакомые гроссы знают, что это не про них, а если гроссмейстер рассказывает мне, чо обыграл лохов, я знаю, что это не про меня. :) А одного шахматиста, знакомство с которым началось с разборок "по следам наших выступлений", я сейчас считаю своим другом.

А в шахматах затишье перед бурей. Уже в ближайшие годы грядет новая волна вынужденных перемен, и снова многим будет трудно их принять, но пока все идет в нужном направлении. А я как всегда с оптимизмом смотрю в оптический прицел.
Subscribe

  • Полет нормальный!

    Снова пишу на день рождения. Стал старше еще на год. С каждым годом всё больше не верю сколько мне лет. Год странный, корона. К счастью, никого не…

  • Раз в году

    Снова день рождения, я как всегда не верю. Но в этом году всё более странно, чем обычно.

  • Happy birthay to me :)

    Как обычно в последние годы, пишу что-то в ЖЖ только в дни рождения. Вроде, тут еще есть живые люди. :) Еще год пролетел, я, как обычно, не верю. И…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

  • Полет нормальный!

    Снова пишу на день рождения. Стал старше еще на год. С каждым годом всё больше не верю сколько мне лет. Год странный, корона. К счастью, никого не…

  • Раз в году

    Снова день рождения, я как всегда не верю. Но в этом году всё более странно, чем обычно.

  • Happy birthay to me :)

    Как обычно в последние годы, пишу что-то в ЖЖ только в дни рождения. Вроде, тут еще есть живые люди. :) Еще год пролетел, я, как обычно, не верю. И…